Товаров в корзине: 0
На сумму: 0 р.
Загрузка плеера
1
Ружье охотничье двуствольное с кремневыми замками , мастер И.Лялин, Тула , Россия , около 1800 г.
Описание:


цена по запросу

код:6666 Длина общая 1118 мм Длина ствола 770 мм Калибр 13,5 мм

Экспертиза:

Сохранность: утраченных деталей не обнаружено, ружье проходило комплексную реставрацию.
Экспертиза произведена визуально, без разборки предмета
Стволы стальные, в верхней половине многогранные, в нижней - плоские сверху; вороненые; неспаянные, соединенные только стальной обоймицей, шкилькой в цевье и щюками в ствольном гнезде; каналы стволов гладкие. Посередине стволов двойная обоймица с мушкой и с шоМпольной втулкой. Стволы по верхней поверхности украшены золотой и серебряной насечкой растительно-геометрическим орнаментом и изображением стилизованной вазы с цветами и райскими птицами. Посередине двух стволов в месте их соединения в стилизованной рамке насечкой дано имя мастера, предположительно, читаемое как «М ИВАНЪ ЛЯЛИНЬ». На ствольном гнезде укреплен стальной прицел с широкой ложбиной.
Замки кремневые на боковых подкладных досках. Курок -образный, украшен золотой насечкой по корпусу и на верхней губке. Полка с широкими водоотводами, соединена перемычкой с огнивом. Огниво украшено спереди и имеет пяту. Подогнивная пружина снабжена колесиком. Посередине замочной доски золотой насечкой сделано изображение воинской арматуры. Сходным образом украшен и левый замок.
Ложа ореховая, полированная, цевье короткое. В передней части цевья — широкая костяная накладка и стальное устье iломпола с золотой насечкой. Над ним стальная антабка. Посередине цевья гнездо для ствольной шпильки. Снизу цевье украшено серебряной проволочной инкрустацией.
Шейка ложи узкая, круглая в сечении, отделана мелкой резьбой в сетку. Сверху на шейке приклада врезана позолоченная пластинка со стилизованным гербом сверху. Пластинка предназначена для найисаняя вензеля владельца или дарственной надписи, но она не заполнена. Приклад с небольшой щекой слева. Торец приклада закрыт стальным затылком, отделанным золотой насечкой с изображебнием цветов и стилизованной вазы.
Ложа сверху возле ствольного гнезда украшена изящной инкрустацией серебряной проволокой, изображающей стилизованньие побеги, пересеченные стрелы и стилизованные колчаны. Ложа слева возле щеки украшена инкрустацией серебряной проволокой и врезной позолоченной пластиной с гравировкой, изображающей вазу с цветами и
двух райских птичек, в
обрамлении рокайльных
побегов Возле затылка на
прикладе врезная позолоченная
пластинка с гравировкой,
изображающей голову амура в ыилеме из птичьих перьев с крыльями за спиной. Снизу цветочная гирлянда с рокайльньими завитками, колчан со стрелами и лук. На правой стороне ложи такая же пластинка со схожими изображениями.
На нижнем гребне приклада врезная позолоченная пластинка с гравировкой из цветочньих гирлянд, рокайльных завитков и предметов воинской амуниции. Нижний гребень приклада дополнительно украiлен серебряной проволочной инкрустацией в виде пересеченных знамен, копий и ал еб ар ды
Предохранительная скоба стальная, фигурная, украiленная золотой насечкой с изображением воинской арматуры. На основании скобы спереди золотая насечка, изображающая стилизованную вазу с цветами, аналогичную представленным на стволе и затылке приклада.
Спусковые крючки стальные, задний дугообразньий.
Шомпол ореховый с костяным наконечником.
Представленное на экспертизу оружие по своей конструкции является двуствольным охотничьим ружьем с дульным заряжанием и с воспламенением заряда кремневыми замками. Его отличительной особенностью можно считать соединенные на обоймице отдельно уложенные в цевье стволы. Ружье богато украшено золотой насечкой и инкрустацией. Орнаментика отделки ружья соединяет в себе черты рокайльного и ампирного стиля декорировки.
Представленная на стволах надпись выполнена золотой насечкой весьма своеобразно нижняя часть надписи на правом стволе, а верхняя часть — на левом стволе. Такое написание и сильная стилизация букв значительно затрудняют прочтение и опознание имени мастера.
Текст соединяет в себе латинский и русский алфавит. Первая половина надписи распознается сравнительно легко. Она выглядит как «М IВАНЪ». Фамилия расшифровывается более сложно, и, видимо, представляет собой первую букву как стилизованную букву «Л», затем букву «Я», еще одну букву «Л>, латинские «I» и N». На конце фамилии «Ъ».
Получившуюся фамилию «Лялин» можно отнести к известному тульскому оружейнику рубежа ХVII — ХIХ вв. Ивану Лялину, изделия, с подписью которого хранятся в Музеях Московского Кремля и в ГИМе. Однако на его ружьях в музеях написание фамилии не выглядит так стилизованно и легко читаемое.
Прочтение фамилии как «Иван Лялин» не позволяет объяснить букву «М» в начале надписи, кроме как сокращение слова «мастер». Однако ни на одном из русских ружей в музеях ни одна фамилия не присоединяет к себе слово (<мастер» или букву «М».
Отнесение этого ружья к работе тульского мастера делает возможным поиск аналогов среди тульсюх ружей, храаящгхся в российских музеях. Стволы оригинальной формы не спаянные вместе имеются на двух охотничьвх ружьях (одно в ГММе, другое в Эрмитаже), оба они из набора, изготовлешюго по заказу императрицы Екатерины II и прилисываются мастеру Ивану .Лялину.
Замки на данном ружье хорошо вписываются в период около 1800 года и имеют аналоги в форме курка, замочного винiа1 огнива на тульскях ружьях этого времени, в том числе и на гарнитуре из Эрмятажа, который не несет на себе имени Ивана Лялина, но приписывается ему тоже (см. «Оружейиос искусство Тулы ХVIII- ХIХ веков в собрании Эрмитажа>, СПб., стр.74; У. Маvrodin. «Fine Arms from Tula 18 and 19 centuries»L.1977,р.118. Форма приклада и предохранительной скобы имеют сходньие очертания на некоторых тульских ружьях начала ХIХ в.
Исследование орнаментихи на ружье позволяет сделать следующие выводы. Она выглядит достаточно эклектачно, и многие ее элементы заимствованы из европейских орнаментальньих
альбомов. Вместе с тем следует отметить, что
прямых аналогкй данным орнаментальяым
мотивам нет, за исключением растительных
кобегов, которые смотрятся всегда схожкми.
Так, например, элемент со стилизованной вазой
с цветами и райскими птичками не повторен ни
на одном тульском ружье. Элементы воинской
арматуры — пушки, - колчаны, стрелы, знамена,
шлемы — в чем-то сходны с аналогичными на
других ружьях, но абсолютных совпаденай не
обнаружено.
Представляется, что гравер или художник больше пользовался собственной фантазией, чем точными лекалами и стилизовал известные
орнаментальные мотивы на свой лад. К примеру, военная армагура на правом и левом замках одинакова по сути — пушки, колчаньи, барабаны и т.д., но они не являются симметричными и не совпадают в деталях и расположении предметов.
Единственными схожими элементами можно считать изображения головы амура в «птичьем» гвлеме, выгравированные на пластинках с правой и левой стороны приклада возле затылка. Они очень близко совпадают с подобной же головой амура, выполненной на ружье из собрания ГИМа, которое было изготовлено по заказу императрицы ЕкатериныII (см. <Шедевры тульских оружейников. М., 1981, с. 61). Несмотря на схожесть сюжета, гравировки различаются в деталях, а изображения на правой и левой стороне у представленного ружья выполнены не симметрично.
В целом, следует отметить, что определенным отклонением от
тульской стилистики является соединение гравировавных пластин и
инкрустация серебряной проволокой. Хотя это может свидетельствовать о
модернистеком характере отделки, выполненной не в классическое время, а в
самом начале ХIХ века.
Сомнение вызывает и насечка на шейхе приклада, которая не типична для тульских ружей конца ХVII — начала ХIХ вв. Вместе с тем, нельзя утверждать, что она не знакома русским мастерам, поскольку присутствует на тульском ружье 1742 г. и на ружье петербургского мастера Иоганна Греке 1785 г. (см. «Оружейное искусство Тулы ХVII — ХIХ веков в собрании Эрмитажа», СПб., стр.22; Л. Тарасюк <(Старинное огнестрельное оружие в собрании Эрмитажа», л., 1971, кат. № 288).
Исходя из всего вышеизложенного, данное ружье можно признать произведением тульских мастеров, для которых модернизм и эклектизм в оформдении достаточно характерны. Представляется, что все детали и все элементы насечки на ружье являются подлинными. Единственное, что вызывает сомнение, это высокая прицельная ложбина на ствольном гнезде и ствольная обоймица с мушкой. Обе эти детали относятся к прицельным
приспособлениям, и, вполне возможно, были поставлены позднее при эксплуатации ружья.
Представленное на экспертизу охотничье ружье является подлинным изделием и по всем признакам его можно отнести к тульской работе. Атрибуция фамилии оружейника как Ивана Лялина, может, к сожалению, считаться, предположительной. Существование ружья с такой интересной и богатой отделкой, с оригинальной конструкцией стволов и, возможно, созданное тульским мастером Иваном Лялиным, является большим событием в истории русского оружия.
Изделия такого класса всегда были штучными заказными, и это ружье вполне могло быть выполнено по заказу высокопоставленной особы из окружения российского императорского двора. данное ружье находится в одном ряду с уникальными творениями тульских оружейников, хранящимися в ведущих музеях России. Оно является очень большой коллекционной и антикварной редкостью. Представленное на экспертизу ружье, приписываемое Ивану Лялину, безусловно, следует считать предметом, имеющим культ,урную ценность.



Дополнительные фотографии: